Трагедия Свободы  Умопримечания | Стихи | Библиотека 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
С.С. Четвериков. Волны жизни
от 18.06.01
  
Библиотека


Но, чтобы наблюдать эти явления, вовсе не надо ехать в Пампасы. Всюду, постоянно повторяются они, и если мы как-то мало их замечаем, то только потому, что не обращаем на них внимание, не даем себе отчета в целом ряде фактов, ежегодно проходящих перед нашими глазами. И только в тех случаях, когда явление принимает грандиозные, часто опустошительные размеры, все начинают о нем говорить. В 1897 и следующих годах массовое появление непарного шелкопряда (Lymantria dispar L.), оголившего громадные площади лесов и нанесшего существенный вред плодовым садам, вызвал всеобщее внимание не только зоологов, но, можно сказать, всего русского народа.

Предлагаемый очерк не есть какое-либо полное и всестороннее исследование затронутого им вопроса. Цель его - задать лишь эти вопросы, обратить внимание на некоторые факты из жизни нашей природы, на некоторые биологические явления. Которые постоянно проходят перед нашими глазами и, вероятно, именно потому так мало и редко обращают на себя внимание. С фактической стороны я даже ограничусь наблюдениями над московской лепидоптерологической фауной и главным образом буду пользоваться данными, добытыми за лето 1903г.
Но, тем не менее, мне кажется, что предлагаемый очерк представит и более общий интерес. Затронутые в нем явления и черты из жизни нашей природы общи для всего животного мира, и потому выводы, к которым приводят факты из биологии наших бабочек, могут быть с одинаковым правом прилагаемы и ко всем остальным группам животных.
Однако, прежде чем перейти к изложению добытых фактов и наблюдений, постараюсь выяснить, о какого рода явлениях я буду говорить, и что я понимаю под выражением - волны жизни.
Хэдсон (W.H. Hudson) в своей прекрасной и увлекательной книге - Натуралист в Лаплате - рассказывает следующий случай, который ему пришлось наблюдать в 1972-1873 гг. в Пампасах (не надо забывать, что в Пампасах времена года обратны нашим, так что в январе, когда наступает новый год, бывает лето): Летом 1872-1873 гг. в Пампасах было необыкновенное обилие солнечного света, сопровождавшееся частыми ливнями, так что в отличие от большинства других годов, жара не убила в этот год дикой растительности. Обилие же цветков породило обилие шмелей, никогда прежде не видал их в таком изобилии...Лето было настолько же благоприятно для мышей...Маленькие создания появились скоро в таком огромном количестве, что все собаки могли кормиться почти исключительно ими одними.
Бентеви (Pitangus sulphuricus) и кукушка ничем, кроме мышей, и не кормились...К осени в Пампасах появилось бесчисленное множество аистов (Ciconia maguari) и болотных сов (Otus brachyotus). Они тоже приняли участие в общем пиршестве. -
Для обозначения этого явления Хэдсон и употребил, если не ошибаюсь, первый раз в литературе выражение - волна жизни (Wave of life), но волны жизни, как всякие волны, состоят из подьема и падения; те случаи, когда происходит внезапное массовое появление какого-либо вида, продолжающееся некоторое время и кончающееся уменьшением численности его снова до прежней нормы, будем называть - приливами жизни. И обратно, - в тех случаях, когда численность какого-нибудь вида внезапно опускается ниже его обычной нормы, происходят - отливы жизни. Вот вся совокупность этих явлений и образует волны жизни.
Но, чтобы наблюдать эти явления, вовсе не надо ехать в Пампасы. Всюду, постоянно повторяются они, и если мы как-то мало их замечаем, то только потому, что не обращаем на них внимание, не даем себе отчета в целом ряде фактов, ежегодно проходящих перед нашими глазами. И только в тех случаях, когда явление принимает грандиозные, часто опустошительные размеры, все начинают о нем говорить.
В 1897 и следующих годах массовое появление непарного шелкопряда (Lymantria dispar L.), оголившего громадные площади лесов и нанесшего существенный вред плодовым садам, вызвал всеобщее внимание не только зоологов, но, можно сказать, всего русского народа. Другой недавний случай, прошедший, конечно, более незаметно, так как не был связан с опустошениями и материальными убытками, был все-таки замечен большинством, даже мало интересующейся зоологией, публики - я говорю о появлении в 1901 г. в значительном количестве красивой бабочки - адмирала (Pyrameis atalanta L.), вообще у нас редкой.
Но кроме этих, бросающихся в глаза случаев, стоит только повнимательней приглядываться к окружающей жизни, и перед нами начнут один за другим появляться аналогичные факты.
Но все ли в ней спокойно, является ли она чем-либо постоянным, уравновешенным? Безусловно, нет! Можно без всякого преувеличения сказать, что фауна ни минуты не бывает постоянна. С каждым днем, с каждым почти мгновением ее равновесие нарушается, одни виды переживают приливы жизни, другие отливы; и в то же время с полным правом можно утверждать, что нет такого вида, который бы время от времени не испытывал этих приливов или отливов.
Поэтому каждый, кто более или менее внимательно изучал какую-либо фауну одной местности, знает, что не бывает двух лет, сходных между собой: то. Что в прошлом году встречается в изобилии, и, наоборот, то, что в прошлом году на каждом шагу бросалось в глаза, требует тщательных поисков в нынешнем.
Все это знают, и все обьясняют это по-своему: влиянием ли человеческой деятельности, залетами, заносами или, всего чаще, просто так называемой - случайностью -; даже на страницах нашего Дневника один из старейших наших лепидоптерологов указывает именно на такую случайность нахождения нескольких видов бабачек в пределах Московской губернии (А. Линде). И редко кому, вероятно. приходило в голову, что в этих случаях мы имеем дело все с теми же волнами видовой жизни, вечно приливающими и отливающими в безбрежном море живой природы. И как море ни минуты не остаётся в покое, покрываясь то рябью, то громадными волнами бури, так и море видовой жизни постоянно волнуется, то разбегаясь мелкою, едва уловимою зыбью, то вздымая грозные валы, несущие опустошение и разрушение...
...
Природа скупа на обьяснения. Она дает лишь окончательные результаты, и человеку часто приходится затрачивать массу труда и терпения, чтобы проследить всю причинную цепь. А насколько сложна и многообразна зависимость разбираемых явлений, покажет вот хотя бы следующий пример, случайно подмеченный мной в том же 1903г.
Под Москвой довольно обыкновенна бабочка Macrothylacia rubi L. В конце мая и начала июня рыжие самцы этого вида нередко бросаются в глаза, когда они быстрым, неправильным полетом носятся над высокой травой, озаряемой последними лучами заходящего солнца, и то как бы ныряют в нее, то снова из нее вылетают. Молодые мохнатые гусеницы ее. Появляясь в начале июля, держатся первое время довольно скрытно, прячась под листьями и травой на земле. В конце же лета, обыкновенно во второй половине августа, когда у них закончится последняя линька и улетят вместе с большинством насекомоядных кукушки, которые, как известно, являются злейшими врагами наших мохнатых гусениц, они смело вылезают из своих убежищ и весь день открыто держатся на траве. В то время часто приходится видеть этих больших, около 80 мм длины, темных, мохнатых гусениц, ползающих по лугам в течении всей осени и почти не знающих никаких врагов. Но лето 1903 г. оказалось для многих из них роковым. Возможно, что, вследствие особенно теплого лета, развитие их пошло быстрее нормального или кукушки по случаю хорошего, ясного лета задержались дольше обыкновенного, а может быть, вследствие обеих этих причин вместе, случилось то, что гусеницы Macrothylacia rubi L. Перелиняли и выползли на открытые места в то время, когда кукушки еще не улетели. И вот представилась необыкновенная картина. Кукушки стали разгуливать по лугам вблизи опушки лесов и подбирать всех гусениц. С каждым днем все более и более выползающих из своих убежищ. Какая масса гусениц Macrothylacia rubi L. При этом уничтожилась, показывает тот факт, что у убитой мною при подобных обстоятельствах кукушки весь желудок был набит исключительно этими гусеницами, и я достал их из него двенадцать штук, более или менее целых, не считая переваренных, которыми был набит весь кишечник. Понятно, что подобное истребление не могло не отозваться пагубно на жизни этого вида, и можно было с уверенностью сказать, что на следующий год у него должен был наступить отлив видовой жизни.
На этом я и окончу мой очерк. Я надеюсь, что мне хоть отчасти удалось указать на те постоянные, вечные и глубокие изменения, какие испытывает фауна какой-либо местности под влиянием непрерывно поднимающихся и опускающихся волн видовой жизни. Мне хотелось показать, сколько еще темных, неразгаданных вопросов таит в себе наша природа, та самая природа, которую мы видим каждый день, на каждом шагу. Мне хотелось показать что, тщательно изучая какую-нибудь небольшую специальную фауну, можно подойти к вопросам более общим, к выводам, приложимым и к другим группам животных, и этих вопросов так много, что, когда мы составим полные списки животных данной местности, только тогда еще и начнется настоящее изучение местной фауны
Москва, 8 января 1905г.
С.С. Четвериков. Волны жизни (из лепидоптерологических наблюдений за лето 1903 г.). Статья впервые опубликована в журнале Дневник Зоологического отделения императорского об-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии. 1905. Т. III. 6. с. 1-5; Журнал Природа, 1980, 11; С.С. Четвериков. Проблемы общей биологии и генетики. Новосибирск: Наука, 1983. с. 76-83.

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001 Copyright © Трагедия Свободы, 2001-2004