Трагедия Свободы  Умопримечания | Стихи | Библиотека 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
Николай Клюев. Беседный наигрыш, стих доброписный
от 06.01.07
  
Песнь жар-птицы


Его же в павечернее междучасие пети подобает, с малым погрецом ногтевым и суставным

Из отпуска - тайного свитка
Олонецких сказителей-скрытников

По рождению Пречистого Спаса,
В житие премудрыя Планиды,
А в успенье Поддубного старца, -
Не гора до тверди досягнула,
Хлябь здынула каменное плешью


В стороне, где солнышко ночует
На кошме, за пологом кумачным,
И где ночь-горбунья зелье варит,
Чернит косы копотью да сажей,
Под котлом валежины сжигая,
Народилось железное царство
Со Вильгельмищем, царищем поганым. -
У него ли, нечестивца, войска - сила,
Порядового народа - несусветно;
Они веруют Лютеру-богу,
На себя креста не возлагают,
Великого говения не правят,
В Семик-день веника не рядят,
Не парятся в парной паруше,
Нечистого духа не смывают,
Опосля Удилёну не кличут:
Матушка ржаная Удилёна,
Расчеши солому - золот волос,
Сдобри бражкой, патокою колос...

Не сарыч кричит за буераком,
На свежье детенышей сзывая,
И не рысь прыскучая лесная
В ночь мяучит, теплой кровью стыа
То язык злокозненный глаголет,
Царь железный пыхает речами:
Голова моя - умок лукавый,
Поразмысли ты, пораскумекай,
Мне кого б в железо заковати?
Ожелезил землю я и воды,
Полонил огонь и пар шипучий,
Ветер, свет колодниками сделал,
Ныне ж я, как куропоть в ловушку,
Светел Месяц с Солнышком поймаю:
Будет Месяц как петух на жердке,
На острожном тыне перья чистить,
Брезжить зобом в каменные норы
И блюсти дозоры неусыпно!
Солнцу э я за спесь, за непокорство
С ног разую красные бахилы,
Желтый волос, ус лихой косатый
Остригу на войлок шерстобитам;
С шеи Солнца бобчатую гривну
Кобелю отдам на ожерелок,
Повадю я красного спесивца
На полати с бабой шелудивой -
Ровня ль будет соколу ворона? -

Неедуча солодяга без прихлебки,
Два же дела без третьего негожи,
Третье ж дело - гумённая работа,
Выжать рожь на черниговских пашнях,
Волгу-матку разлить по бутылям,
С питухов барыши загребая,
С уха ж Стенькина славного кургана
Сбить литую куяшную шапку,
А с Москвы, боярыни вальяжной,
Поснимать соболью пятишовку,
Выплесть с кос подбрусник златотканый,
Осыпные перстни с ручек сбросить.
Напоследки ж мощи Маккавея
Истолочь в чугунной полуступе,
Пропустить труху через решета,
И отсевком выбелить печища,
А попов, игуменов московских
Положить под мясо, под трепало -
Лоско ль будет черное мочало?!..

***

Не медушник-цветик поит дрёма
Павечерней сыченой росою,
И не крест - кладбищенский насельник,
Словно столпник, в тайну загляделся -
Мать-Планида на Руси крещеной
От страды келейной задремала.
Был ли сон аль малые просонки,
Только въявь Планидушке явились
Петр-апостол с Пятенкою-девой.
И рекли святые: Мать-Планида,
Под скуфьей уснувши стопудовой,
За собой и Русь ты усыпила. -
Ты вставай-ка, мать, на резвы ноги,
Повести-ка Русь о супостате.
Не бури в гонцы гуляку Вихря,
Ни сестриц Сутёмок чернокосых,
Ни Мороза с Зоем перекатным:
Вихрю пляс, просвистка да присядка,
Балалайки дробь всего милее,
Недосуг Сутёмкам, им от Бога
Дан наказ Заре кокошник вышить,
Рыбьи глазки с зеньчугом не спутать,
Корзным стёгом выпестрить очелье.
У Мороза же не гладки лыжи,
Где пройдет, там насты да сумёты,
В теплых пимах, в малице оленьей,
На ходу Морозушко сопреет,
А сопрев, по падям, по низинам
Расплестнется речкой половодной.
Звоноря же Зоя брать негоже, -
Без него трущоба - скит без била,
Зой ку-ку загозье, громон с гремью
Шаргунцами вешает на сучья;
Ввечеру ж монашком сладкогласным
Часослов за елями читает...
Ты прими-ка, матушка Планида,
Во персты отмычки золотые,
Пробудившись, райскими ключами
Отомкни синь-камень насекомый,
Вызволь из каменной неволи
Паскарагу, ангельскую птицу,
Супротив стожарной Паскараги
Бирюча на белом свете нету!..-
От словес апостольских Планида,
Как косач в мошище, встрепенулась,
Круто буйну голову здынула,
Откатила скуфью за Онего.
Кур-горой скуфья оборотилась,
Опушь стала ельником кромешным,
А завязка речкою Сорогой...

***

Ой, люди крещеные,
Толико ученые,
Слухайте-внимайте,
На улицу баб не пускайте,
Ребят на воронец -
Дочуять песни конец,
На лежанку старух,
Чтоб голос не тух!
Господи, благослови,
Царь Давид, помоги,
Иван Богослов,
Дай басеньких слов,
В подъязычный сустав
Красных погрецов-слав,
А с того, кто скуп,
Выпеть денежек рубь!...

***

Тысчу лет живет Макоша-Морок,
След крадет, силки за хвоей ставит,
Уловляет души человечьи,
Тысчу лет и Лембэй пущей правит,
Осенщину-дань сбирая с твари:
С зайца - шерсть, буланый пух - с лешуги,
А с осины - пригоршню алтынов,
Но никто за тысчу зим и вёсен
Не внимал напеву Паскараги!
Растворила вещая Планида,
Словно складень, камень насекомый,
И запела ангельская птица
О невзгоде Русь оповещая.

Первый зык дурманней кос девичьих
У ручья знобяник-цвет учуял, -
Он поблек, как щеки ненаглядной
На простинах с воином-зазнобой, -
Вещий знак, что много дроль пригожих
На Руси без милых отдевочат.

Зык другой, как трус снегов поморских,
Как буланый свист несметных сабель,
Когда кровь, как жар в кузнечном горне,
Вспучив скулы, Ярость раздувает,
И с киркою Смерть-кладоискатель
Из сраженных души исторгает.

Третий зык, как звон воды в купели,
Когда Дух на первенца нисходит,
В двадцть лет детину сыном дарит,
Молодцу же горлинку - в семнадцать.

Водный звон учуял старичище
По прозванью Сто Племен в Едином,
Он с полатей зорькою воззрися
И увидел рати супостата.

Прогуторил старый:..Эту погань,
Словно вошь на гаснике, лишь баней,
Лютым паром сжить со света можно…

Черпанул старик воды из Камы,
Черпанул с Онеги ледовитой,
И, дополнив ковш водой из Дона,
Три реки на каменку опружил.
Зашипели Угорские плиты,
Взмыли пар Уральские граниты,
Валуны Валдая, Волжский щебень
Навострили зубья, словно гребень,
И, как ельник, как над морем скалы,
Из-под камней сто племен восстало…

***

Сказанец - не бабье мотовило,
Послесловие ж присловьем не станет,
А на спрос: - откуль - да - что впоследки -
Нам програет Кува - красный ворон;
Он гнездищем с Громом поменялся,
Чтоб снести яйцо - мужичью долю.
1915

  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001 Copyright © Трагедия Свободы, 2001-2004