Трагедия Свободы  Умопримечания | Стихи | Библиотека 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   
Сестрица Аленушка и братец Иванушка
  
Стихи



  
Жили-были себе царь и царица; у них были сын и дочь, сына звали Иванушкой, а дочь Аленушкой. Вот царь с царицею померли; остались дети одни и пошли странствовать по белу свету.
Шли, шли, шли...идут и видят пруд, а около пруда пасется стадо коров. Я хочу пить, - говорит Иванушка. - Не пей, братец, а то будешь теленочком, - говорит Аленушка. Он послушался, и пошли они дальше; шли, шли и видят реку, а около ходит табун лошадей. - Ах, сестрица, если б ты знала, как мне пить хочется. - Не пей, братец, а то сделаешься жеребеночком. - Иванушка послушался, и пошли они дальше; шли, шли и видят озеро, а около него гуляет стадо овец. - Ах, сестрица, мне страшно пить хочется. - Не пей, братец, а то будешь баранчиком. - Иванушка послушался, и пошли они дальше; шли, шли и видят ручей, а возле стерегут свиней. - Ах, сестрица, я напьюся; мне ужасно пить хочется. - Не пей, братец, а то будешь поросеночком. - Иванушка опять послушался, и пошли они дальше; шли, шли и видят: пасется у воды стадо коз.
Ах, сестрица, я напьюся. - Не пей, братец, а то будешь козленочком. Он не вытерпел и не послушался сестры, напился и стал козленочком, прыгает перед Аленушкой и кричит: Ме-ке-ке! Ме-ке-ке! - Аленушка обвязала его шелковым поясом и повела с собою, а сама-то плачет, горько плачет...Козленочек бегал, бегал и забежал раз в сад к одному царю. Люди увидали и тотчас доказывают царю: У нас, ваше царское величество, в саду козленочек, и держит его на поясе девица, да такая из себя красавица.
Царь приказал спросить, кто она такая. Вот люди и спрашивают ее: откуда она и чьего роду-племени? - Так и так, - говорит Аленушка, - был царь и царица, да померли; остались мы, дети: я - царевна, да вот братец мой, царевич; он не утерпел, напился водицы и стал козленочком. - Люди доложили все это царю. Царь позвал Аленушку, расспросил обо всем; она ему приглянулась, и царь захотел на ней жениться. Скоро сделали свадьбу и стали жить себе, и козленочек с ними - гуляет себе по саду, а пьет и ест вместе с царем и царицею. Вот поехал царь на охоту. Тем временем пришла колдунья и навела на царицу порчу: сделалась Аленушка больная, да такая худая да бледная. На царском дворе все приуныло; цветы в саду стали вянуть, деревья сохнуть, трава блекнуть. Царь воротился и спрашивает царицу: Али ты чем нездорова? - Да, хвораю, - говорит царица. На другой день царь опять поехал на охоту. Аленушка лежит больная; приходит к ней колдунья и говорит: Хочешь, я тебя вылечу? Выходи к такому-то морю столько-то зорь и пей там воду. - Царица послушалась и в сумерках пошла к морю, а колдунья уж дожидается, схватила ее, навязала ей на шею камень и бросила в море. Аленушка пошла на дно; козленочек прибежал и горько-горько заплакал. А колдунья оборотилась царицею и пошла во дворец. Царь приехал и обрадовался, что царица опять стала здорова. Собрали на стол и сели обедать. - А где же козленочек? - спрашивает царь. - Не надо его, - говорит колдунья, - я не велела пускать; от него так и несет козлятиной! - На другой день, только царь уехал па охоту, колдунья козленочка била-била, колотила-колотила и грозит ему: Вот воротится царь, я попрошу тебя зарезать. Приехал царь; колдунья так и пристает к нему: Прикажи да прикажи зарезать козленочка; он мне надоел, опротивел совсем! - Царю жалко было козленочка, да делать нечего - она так пристает, так упрашивает, что царь наконец согласился и позволил его зарезать. Видит козленочек: уж начали точить на него ножи булатные, заплакал он, побежал к царю и просится: Царь! Пусти меня на море сходить, водицы испить, кишочки всполоскать. - Царь пустил его. Вот козленочек прибежал к морю, стал на берегу и жалобно закричал:
Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бережок.
Огни горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!
Она ему отвечает:
Иванушка-братец!
Тяжел камень ко дну тянет.
Люта змея сердце высосала!
Козленочек заплакал и воротился назад. Посеред дня опять просится он у царя: Царь! Пусти меня на море сходить, водицы испить, кишочки всполоскать. - Царь пустил его. Вот козленочек прибежал к морю и жалобно закричал:
Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бережок.
Огни горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!
Она ему отвечает:
Иванушка-братец!
Тяжел камень ко дну тянет.
Люта змея сердце высосала!
Козленочек заплакал и воротился домой. Царь и думает: что бы это значило, козленочек все бегает на море? Вот попросился козленочек в третий раз: Царь! Пусти меня на море сходить, водицы испить, кишочки всполоскать. - Царь отпустил его и сам пошел за ним следом; приходит к морю и слышит - козленочек вызывает сестрицу:
Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бережок.
Огни горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!
Она ему отвечает:
Иванушка-братец!
Тяжел камень ко дну тянет,
Люта змея сердце высосала!
Козленочек опять зачал вызывать сестрицу. Аленушка всплыла кверху и показалась над водой.
Царь ухватил ее, сорвал с шеи камень и вытащил Аленушку на берег, да и спрашивает: как это сталося? Она ему все рассказала. Царь обрадовался, козленочек тоже - так и прыгает, в саду все зазеленело и зацвело. А колдунью приказал царь казнить: разложили на дворе костер дров и сожгли ее. После того царь с царицей и с козленочком стали жить да поживать да добра наживать и по-прежнему вместе и пили и ели
Народные русские сказки. А.Н. Афанасьев. В 3 т. - М., Наука, 1984-1985. Т.II. 260-263
Жили-были старик да старуха, у них была дочка Аленушка да сынок Иванушка. Старик со старухой умерли. Остались Аленушка да Иванушка одни - одинешеньки. Пошла Аленушка на работу и братца с собой взяла. Идут они по дальнему пути, по широкому полю, и захотелось Иванушке пить. - Сестрица Аленушка, я пить хочу! - Подожди, братец, дойдем до колодца. Шли-шли - солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит коровье копытце полно водицы. - Сестрица Аленушка, хлебну я из копытца! - Не пей, братец, теленочком станешь! Братец послушался, пошли дальше. Солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит лошадиное копытце полно водицы. - Сестрица Аленушка, напьюсь я из копытца! - Не пей, братец, жеребеночком станешь! Вздохнул Иванушка, опять пошли дальше. Идут, идут - солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит козье копытце полно водицы. А Иванушка говорит: - Сестрица Аленушка, мочи нет: напьюсь я из копытца! - Не пей, братец, козленочком станешь! Не послушался Иванушка и напился из козьего копытца. Напился и стал козленочком...Зовет Аленушка братца, а вместо Иванушки бежит за ней беленький козленочек. Залилась Аленушка слезами, села под стожок - плачет, а козленочек возле нее скачет. В ту пору ехал мимо купец: - О чем, красная девица, плачешь? Рассказала ему Аленушка про свою беду. Купец ей говорит: Поди за меня замуж. Я тебя наряжу в злато-серебро, и козленочек будет жить с нами. Аленушка подумала, подумала и пошла за купца замуж. Стали они жить-поживать, и козленочек с ними живет, ест-пьет с Аленушкой из одной чашки. Один раз купца не было дома. Откуда ни возьмись, приходит ведьма: стала под Аленушкино окошко и так-то ласково начала звать ее купаться на реку. Привела ведьма Аленушку на реку. Кинулась на нее, привязала Аленушке на шею камень и бросила ее в воду. А сама оборотилась Аленушкой, нарядилась в ее платье и пришла в хоромы. Никто ведьму не распознал. Купец вернулся - и тот не распознал. Одному козленочку все было ведомо. Повесил он голову, не пьет, не ест. Утром и вечером ходит по бережку около воды и зовет:- Аленушка, сестрица моя!..Выплынь, выплынь на бережок...Узнала об этом ведьма и стала просить мужа - зарежь да зарежь козленка...Купцу жалко было козленочка, привык он к нему. А ведьма так пристает, так упрашивает, - делать нечего, купец согласился: Ну, зарежь его...Велела ведьма разложить костры высокие, греть котлы чугунные, точить ножи булатные. Козленочек проведал, что ему недолго жить, и говорит названому отцу: Перед смертью пусти меня на речку сходить, водицы испить, кишочки прополоскать. - Ну, сходи. - Побежал козленочек на речку, стал на берегу и жалобнехонько закричал:
Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бережок.
Костры горят высокие,
Котлы кипят чугунные,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!
Аленушка из реки ему отвечает:
Ах, братец мой Иванушка!
Тяжел камень на дно тянет,
Шелкова трава ноги спутала,
Желты пески на груди легли.
А ведьма ищет козленочка, не может найти и посылает слугу: Пойди найди козленка, приведи его ко мне. - Пошел слуга на реку и видит: по берегу бегает козленочек и жалобнехонько зовет:
Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бережок.
Костры горят высокие,
Котлы кипят чугунные,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!
А из реки ему отвечают:
Ах, братец мои Иванушка?
Тяжел камень на дно тянет,
Шелкова трава ноги спутала,
Желты пески на груди легли.
Слуга побежал домой и рассказал купцу про то, что слышал на речке. Собрали народ, пошли на реку, закинули сети шелковые и вытащили Аленушку на берег. Сняли камень с шеи, окунули ее в ключевую воду, одели ее в нарядное платье. Аленушка ожила и стала краше, чем была. А козленочек от радости три раза перекинулся через голову и обернулся мальчиком Иванушкой. Ведьму привязали к лошадиному хвосту и пустили в чистое поле
Русские народные сказки. А.Н. Толстой. Собр. соч. т. 8. стр. 418-421
Жили-были сестрица Аленушка и братец Иванушка. Вот пошли они один раз на базар. Шли они шли, Ванюша и говорит: Сестрица Аленушка, солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает, испить хочу! А Аленушка отвечает: Потерпи, братец Иванушка, скоро к колодцу придем. - Идут дальше. Иванушка увидел след от лошадьего копытца и опять за свое: Сестрица Аленушка, солнце высоко, колодец далеко, жар выступает, пот донимает. Испью я водицы. - А она отвечает: Не пей водички, жеребеночком станешь. - Пошли они дальше. Ванюша-то от Аленушки и поотстал малость. Попался ему след от козлиного копытца. Испил он водички и бежит к Аленушке козелком. Аленушка и говорит: Эх, братец Иванушка, как я тебе баяла: не пей в следах от копытечка, сделаешься козелочком! Привязала его за веревочку и ведет дальше. Вела-вела, попадается барин: Аленушка, Аленушка, продай козелка-то! - Что ты, барин, это не козелок, это мой братец Иванушка! - Ну садись, Аленушка, я тебя домой свезу. -  Вот посадил ее и привез домой. Прознала про это Баба-яга и кличет Аленушку на речку купаться с ней. Пошли. И вот дала Баба-яга Аленушке камень, чтобы, мол, ширять им в речку. Аленушка швырнула, камень полетел и ее за собой потащил. Она и утонула. А Баба-яга осталась на берегу и тут же оделась в Аленушкину одежду и пришла домой, значит. Ну, и говорит: Барин, барин, заколи козелка, мне козлиного мясца хочется. Барин-то и говорит: Что ты, Аленушка, ты же баяла, что это твой братец Иванушка, а то уже козлиного мясца охота! - А Ванюша хватился Аленушки-то...И просит жалобно: Барин, барин, пусти меня на речку водички испить, кишочки помыть. - Барин его пустил. Ванюшка-козелок пришел на бережок, присел у речки-то и заплакал:
Аленушка - сестрица моя,
Хотят меня, козла, колоть,
Ножи точат немецкие,
Котлы кипят бурлацкие!..
Аленушка ему и отвечает с речного дна:
Ой, братец мой, Иванушка!
Я бы рада к тебе вынырнула,
Горюч-камень на дно тянет,
Люта змея сердце сосет,
Шелкова трава на руках обвилась!
Пришел домой Ванюша не весел, голову повесил. А Баба-яга опять просит: Барин, барин, хочу поесть козлиного мясца. А козелок у него опять на речку просится: Барин, барин, пусти меня на речку водички попить, кишочки помыть! - А барин взял да и послал за ним поглядеть, зачем козелок все на речку ходит? Вот Ванюшка пришел и опять так запел:
Аленушка - сестрица моя,
Хотят меня, козла, колоть,
Ножи точат немецкие,
Котлы кипят бурлацкие!..
Услыхали люди, что он кличет Аленушку, сказали барину. И пришел барин, закинул сеть, и выловили Аленушку-то. Догадались, что тут случилось да Бабу-ягу и убили. А Иванушка-козелок перевернулся через голову и вновь стал Иванушкой. И стали они жить-поживать втроем, жить-поживать да добра наживать
Зап. от Ирины Андреевной Синягиной, 1894 г. р., в с. Успенское Первомайского р. Ю.И. Титов
Жила-была коза, сделала себе в лесу избушку и нарожала деток. Часто уходила коза в бор искать корму; как только уйдет, козлятки запрут за нею избушку, а сами никуда не выходят. Воротится коза, постучится в дверь и запоет: Козлятушки, детятушки! Отопритеся, отворитеся! А я, коза, в бору была; ела траву шелковую, пила воду студеную. Бежит молоко по вымечку, из вымечка в копытечко, из копытечка в сыру землю! - Козлятки тотчас отопрут двери и впустят мать. Она покормит их и опять уйдет в бор, а козлятки запрутся крепко-накрепко.
Волк все это и подслушал; выждал время, и только коза в бор, он подошел к избушке и закричал своим толстым голосом: Вы, детушки, вы, батюшки, отопритеся, отворитеся! Ваша мать пришла, молока принесла, полны копытца водицы! - А козлятки отвечают: Слышим, слышим - не матушкин голосок! Наша матушка поет тонким голоском и не так причитает. - Волк ушел и спрятался. Вот приходит коза и стучится: Козлятушки, детятушки! Отопритеся, отворитеся! А я, коза, в бору была; ела траву шелковую, пила воду студеную. Бежит молоко по вымечку, из вымечка в копытечко, из копытечка в сыру землю! - Козлятки впустили мать и рассказали ей, как приходил к ним бирюк и хотел их поесть. Коза покормила их и, уходя в бор, строго-настрого наказала: коли придет кто к избушке и станет проситься толстым голосом и не переберет всего, что она им причитывает, - того ни за что не впускать в двери. Только что ушла коза, волк прибежал к избе, постучался и начал причитывать тоненьким голоском: Козлятушки, детятушки! Отопритеся, отворитеся! А я, коза, в бору была; ела траву шелковую, пила воду студеную. Бежит молоко по вымечку, из вымечка в копытечко, из копытечка в сыру землю! - Козлятки отперли двери, волк вбежал в избу и всех поел, только один козленочек схоронился, в печь улез. Приходит коза; сколько ни причитывала - никто ей не отзывается. Подошла поближе к дверям и видит, что все отворено; в избу - а там все пусто; заглянула в печь и нашла одного детища. Как узнала коза о своей беде, села она на лавку, зачала горько плакать и припевать: Ох вы, детушки мои, козлятушки! На что отпиралися-отворялися, злому волку доставалися? Он вас всех поел и меня, козу, со великим горем, со кручиной сделал. - Услышал это волк, входит в избушку и говорит козе: Ах ты, кума, кума! Что ты на меня грешишь? Неужли-таки я сделаю это! Пойдем в лес погуляем. - Нет, кум, не до гулянья. - Пойдем! - уговаривает волк. Пошли они в лес, нашли яму, а в этой яме разбойники кашицу недавно варили, и оставалось в ней еще довольно-таки огня. Коза говорит волку: Кум, давай попробуем, кто перепрыгнет через эту яму? - Стали прыгать. Волк прыгнул, да и ввалился в горячую яму; брюхо у него от огня лопнуло, и козлятки выбежали оттуда да прыг к матери. И стали они жить да поживать, ума наживать, а лиха избывать
53. Волк и коза. Народные русские сказки. А.Н. Афанасьев
  
СТАТИСТИКА

  Веб-дизайн © Kirsoft KSNews™, 2001 Copyright © Трагедия Свободы, 2001-2004